Россия в условиях энергетической войны

Россия в условиях энергетической войны
Есть еще одна война, на которой часто не акцентируют внимание это конкуренция в топливно-энергетическом комплексе за право разных энергоносителей доминировать в энергобалансе стран, целых регионов и даже всего мира. Это т.н. «энергетическая война». Ярче всего она проявляется в виде конкуренции поставщиков природного газа и энергетического угля, имеющих свои лобби – «газовое» и «угольное».
Наибольшая активность «газового лобби» наблюдается в США и странах Юго-Восточной Азии. Причиной этого является падение цен на сжиженный природный газ (далее СПГ), как фьючерсных, так и спотовых (здесь и далее перевод наш, М.Б.). В США основной удар был нанесен по каменноугольному бассейну Южные Аппалачи, на который приходится 14% энергетического угля США. Автор материала недвусмысленно намекает на слишком высокий уровень заработной платы шахтеров, что говорит о том, что в случае победы «газового» лобби угольную отрасль ожидают сокращения (этот регион уже сталкивался с проблемой массового увольнения сотрудников, когда в прошлом году российская компания «Мечел» из-за роста издержек производства вынуждена была сократить на своих предприятиях почти 10000 работников). Ситуацию для угольной промышленности также ухудшает отказ Обамы ужесточить экологические требования для добычи нефти и газа из сланцевых пород путем гидроразрыва пласта, что явно сделано под давлением «сланцевого» лобби, деятельность которого в США распространяется и на газовый сектор. Кроме того, по данным аналитического центра Macquarie Research будущее угольной промышленности США может стать еще более мрачным, в том числе, из-за массового технологического переоборудования ТЭС с угля на газ. Если же учесть еще и тот факт, что сейчас из-за удорожания доллара наблюдается сокращение доходов американских экспортеров, а угольная промышленность в США относится к числу экспортоориентированных, потери американской экономики могут быть существенными.

Обострилась ситуация вокруг энергетического угля и в Азии. Здесь «газовое» лобби акцентирует внимание на экологическом факторе, что может иметь большое значение, особенно на фоне масштабных и амбициозных планов Китая по улучшению экологической ситуации и переформатированию своей угольной промышленности. Кроме того, дополнительными аргументами «газового» лобби являются привлекательность цены на газ (апрельская цена на азиатском рынке JKM снизилась до 7,279-7,436$/1 млн. британских термальных единиц или 285-291,18$/1000м3), а также прогнозы экспертов о снижении доли угля в мировом энергобалансе. Тем не менее, изучение вопроса показало, что данные аргументы носят тенденциозный характер по следующим причинам:

1) На фоне существования пессимистических сценариев для угля в мировом энергобалансе существуют и другие, согласно которым уголь будет оставаться основным энергоносителем еще многие десятилетия;

2) Несмотря на явное снижение цены на газ, цена на энергетический уголь остается в
2 раза ниже: 7,436$/1 млн. британских термальных единиц (газ) против 3,562$/1 млн. британских термальных единиц (уголь).

Таким образом, анализ показал, что приведенные аргументы в пользу использования газа вместо энергетического угля необъективны и являются вербальной интервенцией «газового» лобби, основанной на манипулировании фактами через механизм полуправды – выборочном использовании фактического или статистического материала.

Однако «угольное» лобби имеет свои аргументы. Во-первых, это новость о приобретении крупнейшей в США угольной компанией Murray Energy известного в Иллинойсском угольном бассейне оператора Foresight Energy, что не может свидетельствовать о системном упадке угольной отрасли. Во-вторых, «угольное» лобби активизировалось на корейском и европейском направлениях. По заявлению генерального директора ведущей корейской энергетической компаний Korea Power Exchange, коэффициент использования производственных мощностей газовых ТЭС в стране снизился с 61,3% в 2013 г. до 50,8% в 2014 г. Более того, ожидается, что этот показатель будет снижаться и дальше: к 23,7% к 2019 г. и даже 16,8% к 2022 г. Это значит, что доля газа в энергобалансе Кореи будет снижена до минимума в пользу энергетического угля. Доказательством этого является факт закрытия в Корее в 2014 г. половины газовых ТЭС. Теперь главное: с учетом меньшей стоимости производства энергии из энергетического угля, его большого предложения, а также дешевизны (в 2014 г. цены на энергетический уголь в Азии упали на 11,5% в годовом исчислении), газовые ТЭС в Корее могут быть полностью выведены из эксплуатации. Не случайно в феврале было отмечено наращивание экспортных поставок энергетического угля в Корею из США на 71% по сравнению с январем.

На европейском рынке «угольное» лобби также демонстрирует положительные результаты: в феврале совокупные объемы экспортных поставок выросли на 30% в месячном исчислении. Можно возразить, что месячный показатель – это еще не системность, но объем роста впечатляет: по сравнению с январем экспорт в Великобританию вырос на 50%, а в континентальные страны ЕС – на 65%. Судя по статистике, ЕС наконец разрешил дилемму выбора между «экологическим раем» и конкурентной экономикой, тем самым подтвердив прогнозы, что «ключом» к реиндустриализации ЕС станет не американский СПГ, а уголь. 

Правда, эксперты полагали, что экономика ЕС получит импульс за счет американского угля, однако данные указывают на то, что на рынке энергоносителей ЕС американскому энергетическому углю составит сильную конкуренцию российский, о чем речь пойдет ниже.

В связи с этим, заявления о нерентабельности почти 17% американских угольных активов, о чем сообщил весьма авторитетный исследовательский центр Wood Mackenzie, являются явным заказом «газового» лобби в США. Говоря о перспективах топливно-энергетического комплекса, не стоит недооценивать энергетический уголь. Даже падение цен на СПГ не делает его конкурентоспособным по сравнению с энергетическим углем. Традиционно основным аргументом в пользу газовых ТЭС являлась экология, однако в условиях экономического кризиса приоритетным является, все же, ценовой фактор, и показатели потребления угля в ЕС тому пример.

Развернувшаяся «энергетическая» война положительно скажется на экономике России, которая уже за счет девальвации рубля нарастила объемы поставок энергетического угля в Германию до 12,6 млн. тонн, что составляет почти 30% ее угольного баланса; аналогичная ситуация и с Польшей, которая, несмотря на всю антироссийскую политическую риторику, является вторым по объемам импортером российского угля в ЕС. Кроме того, по мнению независимой консалтинговой компании в сфере анализа ТЭК Nesa AS, в свете повышения роли энергетического угля наиболее конкурентоспособным игроком на рынке угля, как Атлантического, так и Тихоокеанского региона, будет именно Россия. Кроме того, в поисках дешевых и эффективных энергоносителей не стоит забывать и об АЭС, генерация электроэнергии на которых дешевле, чем генерация энергии на газовых ТЭС, что было подчеркнуто главой корейской энергетической компании Korea Power Exchange. В этой связи отрывается дополнительная возможность для «Росатома», который в последнее время заключил ряд выгодных контрактов, в том числе и со странами, традиционно считающимися союзниками США (например, Иордания).

Таким образом, благодаря эскалации «энергетической» войны, в том числе и за счет вхождения рынка СПГ в период роста избыточного предложения, Россия может существенно укрепить свои позиции на рынке энергетического угля, а также в сфере строительства АЭС.



2015 » Март » 27 / 22:18 / Просмотров: 334 / Комментариев: 0

avatar